Найти свой путь


1 часть повести «Найти свой путь»
2 часть повести «Найти свой путь»
3 часть повести «Найти свой путь»
4 часть повести «Найти свой путь»
5 часть повести «Найти свой путь»
6 часть повести «Найти свой путь»
7 часть повести «Найти свой путь»

— Ты все болтаешь, а на твоей подруге лица нет. Раздевайтесь, отнесите вещи в комнату, и давайте пить чай, а все дела завтра. Поздно уже о делах болтать. И ушла в другую комнату.

Девушки разделись, и Наташа повела Таню в комнату, которая предназначалась для гостей. Комнатка была не очень большая, но уютная. Две кровати и две тумбочки по разные стороны комнаты. В углу шкаф, в котором они разложили свои вещи. Окно выходило в сад, но его не было видно из-за сумерек. Покрывала на кроватях и шторы на окне были из тонкого кружева, от которого Татьяна не могла оторвать глаз.

— Кружева — это страсть Ирены Владимировны, — пояснила Наташа, увидев, как подруга разглядывает покрывала. Сама она их не умеет плести, зато, на каждый праздник ей их дарит женщина, из деревни. Не помню, как ее зовут, но с ней связана какая-то загадочная история, — таинственным голосом сказала Наташа.

— Что за история, — испуганно спросила Таня.

Наташа, взглянула на перепуганную подругу, и решила, что мистики на сегодня хватит.

—  Она ехала проездом через деревню, да так и осталась здесь жить, — сказала Наташа. В городе, эта женщина была какой-то большой начальницей, а тут начала плести кружева. И очень красивые они у нее получаются.

— Наташа, чай стынет, — прервала их разговор Ирена Владимировна.

— Пойдем быстрее, не любит она, когда ее ждать заставляют, — сказала Наталья, и они с Таней пошли в столовую.

Столовая оказалась довольно просторной, посредине стоял большой круглый стол, за которым сидела Ирена Владимировна. Вокруг стола стояло десять красивых стульев, а над столом висел старинный абажур. За массивным буфетом виднелась небольшая кухня.

Девушки даже и не ожидали, что так проголодались, пока не увидели, сколько на столе угощений. Ирена Владимировна, все подливала горячий, душистый чай, заваренный на травах, и подкладывала пирожки. Наташа и Таня, не хотели обидеть хозяйку, они выпили по три кружки чая и съели несчетное количество пирожков. Когда Ирена Владимировна хотела налить еще чая, девушки начали протестовать.

— Ирена Владимировна, мы уже как колобки, — сказала Наталья, закрывая свою чашку рукой.

— Может быть, Таня еще чая хочет, — спросила хозяйка, и поднесла большой фарфоровый чайник к Таниной чашке.

— Нет, нет, мне тоже уже достаточно, — замотала головой Татьяна, — спасибо Ирена Владимировна, все было очень вкусно.

— Ну, хорошо, тогда помогите мне убрать со стола и ступайте спать, время уже позднее, — сказала хозяйка таким тоном, что девушки побоялись спорить.

За день столько произошло событий, но вопреки усталости, они долго не могли уснуть, еще два часа вспоминали свою учебу в институте, но говорили шепотом, чтобы не разбудить Ирену Владимировну.

Тонкое кружево занавесок, не задерживало первые солнечные лучи, Таня открыла глаза и увидела на стенах комнаты, солнечные зайчики. День выдался солнечный, и ей захотелось пойти погулять по саду. Наташа крепко спала и Таня знала, что будить подругу бесполезно. Она потихоньку встала, оделась и вышла из комнаты.

— А ты ранняя пташка, — услышала Таня голос Ирены Владимировны из столовой.

— Наташка будет спать до обеда. Иди чайку попьем, да побеседуем, — позвала Таню хозяйка.

Таня минуту постояла в замешательстве, она, почему то побаивалась Ирену Владимировну. Толи ее проницательного взгляда, а может властного голоса.

— Сад я тебе потом покажу, — сказала Ирена Владимировна, — там сейчас Рекс бегает.

Таня растерялась и не знала, что и думать. Я же не говорила, что хочу пойти посмотреть сад, — подумала она, — как Ирена Владимировна могла догадаться. Может она, и правда мысли читает или видит будущее, — размышляла Таня, направляясь в столовую.

— Ирена Владимировна, доброе утро, а как вы узнали про сад, — спросила Татьяна решительно.

— Доброе утро Танечка, прости, если я напугала тебя, — невозмутимо продолжала хозяйка, — все мои гости хотят сад посмотреть, ведь на него выходят окна гостевой комнаты. А сегодня еще и день такой солнечный, как будто лето к осени в гости заглянуло, — и Ирена Владимировна посмотрела на Таню с улыбкой поверх очков.

Татьяне стало стыдно, и она вся покраснела. Хотела что – то сказать в свое оправдание, но не нашла слов. Неловкое молчание прервала Ирена Владимировна.

— Садись пить чай, в ногах правды нет, — сказала она, указывая на стул.

Таня села за стол, но чувствовала себя, как школьница на экзамене. Она боялась поднять глаза на хозяйку, делала вид, что размешивает чай. А сама чувствовала на себе проницательный взгляд Ирены Владимировны.

— Сколько лет Танечка ты замужем? — спросила она.

— Скоро уже будет шесть лет, как мы с Егором поженились, — ответила Татьяна и робко подняла глаза.

— Не свой ты путь выбрала, поэтому и не выходит ничего,- голос Ирены Владимировны звучал уверенно и в тоже время, как бы нежно. Ты сильная, в тебе много духовности, много любви, такое богатство люди не просто так получают, такими дарами нужно правильно распоряжаться.

Таня слушала, но ничего не могла понять, а что – то спросить боялась.

— Допивай чай, и пойдем я тебе сад покажу, там сейчас такая благодать, — Ирена Владимировна встала из-за стола и понесла чайник и чашки в кухню.

На улице было действительно очень тепло, как сказала Ирена Владимировна, лето заглянуло в гости к осени. Заморозков еще не было, и в саду было буйство красок, от зеленого, до бордового. Хотя, некоторые деревца и кусты, стояли уже совсем обнаженные.

Сегодня Рекс не показался Тане таким страшным, как вчера в темноте. Это был послушный пес, который крутился около хозяйки и беспрекословно ее слушался. Она погладила его и потрепала за ухом, а он лизнул ее в нос.

— Собаки чувствуют безошибочно хороший человек или плохой, их даже едой не обманешь, не то, что кошки, — сказала Ирена Владимировна, наблюдая, как Таня играет с Рексом.

— У тебя какой – то вопрос вертится постоянно на языке и не дает тебе покоя, задай его и дело с концом, — подвязывая розовый куст, сказала Ирена Владимировна.

— Видите ли, Ирена Владимировна, я уже все решила, про себя и Егора, но Наталья сказала, давай съездим к бабушке, она мне помогла и тебе поможет, — выпалила Татьяна и посмотрела на Ирену Владимировну, но она ничего не ответила, и тогда Таня продолжила свой рассказ.

— Вы понимаете, врач мне сказал, что я не смогу зачать и выносить ребенка естественным путем, нужно делать искусственное оплодотворение. Это большие деньги, да и не в этом дело, нет никакой гарантии, что все получится. Опять обнадеживать Егора, он очень хочет детей, а я какая – то ненормальная, не могу ему родить уже пять лет. Вот я и подумала, отпустить Егора, пусть найдет нормальную женщину, и она ему родит ребеночка.

Таня так разволновалась, то говорила совсем тихо, как будто боялась кого – то разбудить, то переходила на крик, и слезы катились у нее по щекам.

— Наташа, сначала сказала, что нужно еще к другим докторам сходить, а потом предложила к вам приехать, — продолжала она, — почему она называет вас бабушкой, вы же еще совсем не бабушка. У нее, у Наташи, все хорошо стало, после поездки к вам, вот и я подумала, может еще есть надежда.

У Тани кончились силы, и она молча села на скамейку. Рекс подбежал к ней, и положил свою голову на ее колени. Татьяна гладила собаку, и ей становилось легче, как будто открылось второе дыхание. Она посмотрела в умные глаза Рекса и улыбнулась.

— Надежда есть всегда, — сказала Ирена Владимировна, присаживаясь рядом, — без надежды нельзя.

— Егор, это твой путь, от него отворачиваться нельзя милая. Дети, это радость, только не ко всем они одинаково приходят.

Таня уже хотела задать свой вопрос, но Ирена Владимировна опередила ее.

— Про ЭКО забудь, думай сердцем и душой,  — и она приложила Танину руку к груди, — а не головой.

— Вон, смотри ка, никак Наталья проснулась, — сменила разговор Ирена Владимировна. А бабушкой меня Наташа кличет из уважения, тетенька, как то не солидно.

Наташа появилась на крыльце босая и в одной пижаме, Рекс увидел ее, и побежал, радостно помахивая хвостом.

На этом их разговор закончился, Ирена Владимировна пошла в дом, а Татьяна осталась в саду. Немного побродив и поиграв с Рексом, она направилась к дому, и на крыльце встретилась с Наташей, которая пришла позвать ее завтракать.

За столом, Ирена Владимировна рассказала историю Клавдии, женщины из деревни, которая плела замечательные кружева.

— Клавдию, я знала, когда она еще девчонкой гостила у своей бабушки, — начала свой рассказ Ирена Владимировна, — ее бабушка Ефросинья Петровна, была знатной кружевницей. И сама плела и девчонок учила. Только вот, внучка ее не как не хотела мастерство перенимать, все городом бредила, в кино хотела сниматься. А Ефросинья Петровна сильно переживала по тому поводу. Говорила, положено мастерство внучке передать, иначе погибнет, забудется оно. Я как посмотрела на Клавдию, сразу сказала, что путь свой, она не сразу найдет, сначала немного поблуждает. Так и случилось. В городе у нее ничего путного не вышло, только сына нажила. Когда бабушки уже не стало, приехала она в деревню, хотела дом продать. А как вошла в дом, так больше и не смогла отсюда уехать, вспомнила, все, чему ее бабка учила и ведь у Клавдии кружева еще лучше получаются, чем у Ефросиньи Петровны. А у сына, все хорошо в городе. Это я к тому говорю, что когда человек находит свой путь, у него все хорошо, — закончила рассказ Ирена Владимировна.

Наташе и Тане хотелось задать множество вопросов, но они знали, что Ирена Владимировна оставит их без ответа, все, что она хотела сказать, она сказала. Девушки допили чай, убрали со стола и пошли погулять по округе.

Как оказалось, эта деревенька была не большая, всего домов тридцать, но все они были ухоженные с красивыми садиками. Дом Ирены Владимировны стоял на краю деревни, дальше был лес и река.

Таня и Наташа побродили по лесу, нашли несколько червивых грибов, спустились к реке, посмотрели, как ребятишки из деревни ловят рыбу,  и отправились домой, нужно было пораньше лечь спать, завтра предстояла дорога домой.

На рассвете их разбудила Ирена Владимировна, напоила ароматным травяным чаем и дала в дорогу вкусных пирожков. На прощанье, Ирена Владимировна сказала Татьяне.

— Помни, думай сердцем, оно подскажет тебе, где твой путь.

Эти слова, Ирены Владимировны, не давали ей покоя, что значит свой путь, Таня погрузилась в раздумье и не заметила, как они проехали полпути.

— Что тебе посоветовала Ирена Владимировна, — после долгого молчания спросила Наташа.

— Что – то про свой путь, — задумчиво ответила Татьяна, — что я должна его найти и у всех он разный.

Ей не хотелось говорить на эту тему, а Наташа решила не наседать на подругу, придет время и она сама все расскажет.

Как известно, домой дорога короче, и уже к вечеру они приехали к Татьяне. Переночевав у подруги, утром Наташа отправилась домой.

Еще по дороге домой, Таня решила, что не будет ничего скрывать от Егора и все ему расскажет. Весь день она прокручивала в голове примерный диалог, а когда вечером муж пришел с работы, не выдержала и выпалила все, что не давало ей покоя.

— Егор, ты же помнишь Кирилла Леонидовича, — и, не дожидаясь ответа, продолжала, — он сказал, что нам лучше подумать о ЭКО. Это искусственное оплодотворение, потому что не получится у меня забеременеть, из — за всех этих операций. Но Ирена Владимировна сказала, чтобы я не думала об этом, а нашла свой путь. Только кто же знает, где он мой путь.

Немного помолчав, она продолжала, — а еще, ты знаешь, я хотела уйти от тебя, — она взглянула на мужа и увидела его испуганный взгляд. Как бы оправдываясь, Таня сказала, — я хотела, чтобы ты нашел нормальную женщину, которая сможет тебе родить много детей. В этот момент вся ее храбрость закончилась и она разрыдалась.

— Глупенькая ты моя, — шептал ей Егор, вытирая слезы, — не нужно мне много детей, если рядом не будет тебя. Уйти она хотела, кто бы тебя отпустил. Мы со всем с тобой справимся, вместе справимся.

Работа, как всегда отвлекла Таню от недавних неприятностей, но из головы никак не выходили слова Ирены Владимировны, про свой путь. Как только появлялась свободная минутка, Татьяна садилась за компьютер, в надежде найти ответ на свой вопрос. Но беда была в том, что она не знала, что именно нужно искать. Поэтому, она просто пересматривала новости в социальных сетях, новые письма, пришедшие ей на ящик, и даже несколько раз писала в поисковой строке; свой путь. Потом она читала истории людей, которые, как они писали, нашли свой путь, пока глаза не начинали слипаться.

Через неделю, после их поездки к бабушке, позвонила Наталья.

— Как ты поживаешь, что нового, — сказала она, и даже не дожидаясь ответа, спросила, — ты мне вообще собираешься рассказывать, что тебе наговорила Ирена Владимировна, или нет.

Татьяна и сама догадалась, зачем позвонила подруга, но решила ее немного подразнить.

— Да ничего особенного она мне не сказала, — начала она.

— Таня, ты что издеваешься, — потеряла спокойствие Наташа, — я тут, уже целую неделю места себе не нахожу, думаю, когда же ты мне все расскажешь, а ты вот так, да.

Татьяна знала, какая обидчивая порой бывает подруга, поэтому начала утешать ее, —  не кипятись, я пошутила. Я же тебе, уже говорила, она сказала, что я должна найти свой путь. Что-то говорила, про то, что я сильная и мне дан дар, который я не правильно использую.

— И что это все значит, ты разобралась? — спросила Наташа.

— Уже неделю пытаюсь разгадать, весь интернет перерыла, к маме ездила, думала, она подскажет, а она только плечами пожимает. Говорит, это же твой путь, значит, и найти ты его должна сама.

— Ну, а ты спросила ее про ЭКО, может правда это выход.

— Спросила, но она сказала забыть про ЭКО, и еще сказала, что Егор это мой путь, нельзя от него уходить.

— В этом я и не сомневалась, — гордо сказала Наташа, — слушай, помнишь, у нас на курсе училась Неля или Эля, не помню как правильно.

— Неля, я ее хорошо помню, тихая такая девочка, всегда одна сидела, и что?

Читать далее>>>

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *