Найти свой путь


1 часть повести «Найти свой путь»
2 часть повести «Найти свой путь»
3 часть повести «Найти свой путь»
4 часть повести «Найти свой путь»
5 часть повести «Найти свой путь»
6 часть повести «Найти свой путь»
7 часть повести «Найти свой путь»

— Это наши детки после усыновления, в новых семьях, — пояснила Нина Федоровна, — мы всегда просим усыновителей присылать нам фотографии наших деток. По этим фотографиям видно, что все они счастливы, что обрели семью.

— Нина Федоровна, извините, что торопим, когда мы сможем встереться со своими девочками, — спросил Егор.

— Я понимаю ваше нетерпение, сейчас их покормят, и вы сможете побыть с ними целый час. А пока, с вами поговорит наш врач Ольга Николаевна. Она вам расскажет о состоянии девочек в момент рождения и в настоящее время.

-Нина Федоровна, в опеке нас уже предупредили, что здоровых детей не оставляют — сказала Татьяна, раздосадованная очередными отсрочками.

— Татьяна Александровна, поймите, это очень серьезный шаг, усыновление — заведующая старалась говорить  как можно спокойнее. Мы обязаны вам сообщить о состоянии здоровья девочек, чтобы потом вы не сказали, что вам не сообщили о проблемах со здоровьем у детей.

Нина Федоровна посмотрела на Егора и сказала, обращаясь к нему,

— Поверьте, Егор Сергеевич, и такое бывает. Я работаю здесь уже ни один год.

Заведующая хотела еще что-то сказать, но в этот момент в кабинет вошла женщина, по медицинскому халату можно было догадаться, что это детский врач.

— Знакомьтесь, — сказала Нина Федоровна, — Ольга Николаевна Старовойтова, она расскажет вам о девочках.

— Здравствуйте, я сейчас расскажу вам, какие диагнозы поставлены девочкам и почему, а потом, если что-то будет не понятно, вы зададите вопросы.

Таня  и Егор просто кивнули головами, они понимали, что спорить бесполезно, им просто хотелось поскорее увидеть девочек. Ольга Николаевна минут десять рассказывала о каких-то болезнях, которые обнаружены у девочек и которые могут быть обнаружены в будущем. Перечисляла медицинские термины, которых Таня и Егор не знали, и им в какой-то момент показалось, что они сидят на лекции по медицине. Их мысли были далеко от этого кабинета, там, где две маленькие девочки, которых они представляли в своих мечтах.

— Татьяна Александровна, Егор Сергеевич, у вас есть вопросы, — спросила Ольга Николаевна, окончив свой рассказ.

— Ольга Николаевна, — начал Егор, — я правильно вас понял, те проблемы со здоровьем у девочек, о которых вы нам сейчас рассказали, могут  возникнуть или нет.

— В какой-то мере да, но у них есть отягощенный анамнез, о котором вы должны быть проинформированы.

— Но может же и не возникнуть проблем, правильно, — подхватила разговор Татьяна.

Ольга Николаевна посмотрела на заведующую и хотела еще что-то сказать, но дверь открылась и медицинская сестра сказала,

-Нина Федоровна, девочки в гостевой, мне проводить гостей?

Таня и Егор, не дожидаясь, что скажет заведующая, направились к выходу.

— Конечно, Татьяна Александровна, Егор Сергеевич, после свидания я вас жду у себя в кабинете.

Через пять минут Таня и Егор держали на руках девочек. Несмотря на свой маленький возраст, малышки внимательно рассматривали новых посетителей серыми глазками из-под длинных, черных ресниц. Как только Таня их увидела, поняла, что не хочет расставаться с ними даже на минутку, они были такими родными, что она даже забыла, где находится.

В гостиной они были одни, убегая, медсестра сказала, что девочки очень похожи на них, и действительно Таня и Егор нашли много общего. Такой же, как у Егора цвет глаз, вздернутые, курносые носики, как у Тани, и обворожительная улыбка, которой Егор завоевал Татьяну, точно так же, улыбалась одна из малышек.

Целый час они провели вместе с двойняшками, и успели почувствовать себя семьей. Таня и Егор так уверенно нянчили девочек, как будто делали это каждый день. И малышки улыбались, агукали, а когда за ними пришла медсестра, не хотели, чтобы их забирали и даже расплакались.

Из гостевой, Таня и Егор отправились прямиком к заведующей, и по их виду, Нина Федоровна поняла, о чем пойдет речь.

— Присаживайтесь, вижу, вы настроены серьезно, — сказала она, указывая на стулья около стола. Я позвонила в органы опеки, все документы у вас собраны, и если вы не передумали удочерять девочек, — Нина Федоровна сделала небольшую паузу и внимательно посмотрела на Татьяну и Егора, они закачали головами, давая понять, что не передумали, и она продолжила, — тогда будем писать заявления и прочие документы.

С этими словами она достала большую папку с полки и выдала Татьяне и Егору бланки и ручки. Оказалось, что имена девочкам, они должны дать уже сейчас и написать их в заявлении на удочерение.  Так как, Таня была уверена, что Егор хочет сына, то и имена они придумывали мужские, а о женских именах не задумывались.

— Может, назовём их в честь наших мам, их бабушек, — предложил Егор.

— Ты как всегда прав, — ответила Таня, с нежностью глядя на мужа, — тогда и бабушки будут их больше любить. Шевцова Ирина Егоровна и Шевцова Анна Егоровна, мне нравится, — сказала Таня.

— Бумажную часть мы выполнили, теперь осталось дождаться суда, — прервала Нина Федоровна Танины мечтания, посмотрела на календарь и добавила, — думаю, можно назначить суд через две недели.

— А раньше нельзя, — спросили Егор и Таня в один голос.

— Раньше не получится, но вы не переживайте, время пролетит незаметно, что такое две недельки. И вы можете приезжать, навещать девочек. Только предварительно созвонившись, — подытожила Нина Федоровна.

Татьяна и Егор попрощались с заведующей и  отправились домой с тяжелым сердцем, зная, что два маленьких ангелочка остались здесь, в доме малютки и суда нужно ждать долгих две недели.

Дни, тянулись невыносимо долго. У Татьяны сложилось впечатление, что в сутках не двадцать четыре часа, а целых сорок восемь. Она постоянно думала о девочках, как они там, в доме малютки, лежат в своих кроватках и никто не берет их на руки. Такие мысли изматывали Таню, не давали ей покоя ни днем, ни ночью.

Ну вот наконец, миновала первая неделя, на выходных Таня и Егор решили проведать родителей Егора. Весь день они только и говорили про девочек, рассказывали, как прошла их первая встреча, что Ирочка и Анечка сильно похожи на них.

— А почему от них отказалась их собственная мать, вы узнали, — спросила Екатерина Ивановна, бабушка Егора.

— Бабушка, — ласково сказал Егор, присаживаясь рядом с Екатериной Ивановной, — ты их полюбишь, так же сильно, как любишь меня, вот увидишь.

Она потрепала внука по голове и сказала, — поживем, увидим. Что-то я неважно себя чувствую, пойду к себе, — Екатерина Ивановна поднялась с дивана, Егор хотел проводить бабушку до комнаты, но она строго сказала

— Не нужно, не провожай, я сама дойду, чай не маленькая.

В этот момент Таня поняла, что бабушка не хочет принимать девочек в семью, она кое-как сдержала слезы и стала собираться домой. Не только Егор заметил перемену в настроении Татьяны, родители уже хотели начать утешать ее, но Егор остановил их и, помогая Тане одеться сказал,

— Пора нам домой, завтра на работу.

До дома Таня и Егор добирались молча, Егор знал, как переживала Таня, но не знал, что ей сказать, как приободрить. Он очень любил жену, только и бабушка была ему не чужой. Ему оставалось только надеяться, что произойдет какое-то чудо и в их семье опять воцариться мир и покой.

Утром в понедельник, Таня  позвонила в дом малютки, чтобы договориться о визите к девочкам. И узнала, что Анечка заболела, и увидеть они смогут только Ирочку. Это известие еще больше огорчило ее.

В доме малютки, они поинтересовались у медсестры, которая принесла Ирочку, что с Аней, но она лишь сказала, что девочка простудилась, ничего страшного.

— А почему нам тогда нельзя ее видеть, — спросил взволнованный Егор, — если это всего лишь простуда.

— Потому что, здесь такие правила, больные детки лежат в отдельных палатах, и их не пускают на свидания, — ответила медсестра, — не переживайте вы так, все с ней хорошо.

После свидания, Егор и Таня зашли к заведующей, чтобы узнать на какой день назначили суд и все ли в порядке с документами. Нина Федоровна была занята, она лишь поздоровалась и сказала, что все хорошо, и позже она перезвонит и сообщит, на какую дату назначен суд.

— Егор, у меня плохое предчувствие, — сказала Таня, выходя из дома малютки.

— Просто ты расстроилась из-за Анечки, вот увидишь, все будет хорошо, — Егор постарался приободрить жену, но она даже не улыбнулась.

Когда они уже подъезжали к дому, Егору позвонила мама и сказала, что бабушке совсем плохо. Услышав новость, Татьяна разрыдалась прямо на улице. Ей было ужасно жалко Екатерину Ивановну, а так же она понимала, что все идет на пере косяк, просто всё и вся настроены против них, и не понятно смогут они вообще удочерить девочек или нет.

Егор довел жену до дома, дал успокоительное, а сам отправился к родителям проведывать бабушку. Домой он вернулся поздно вечером и очень расстроенный. Татьяна за это время пришла в себя, поговорила с Наташей, излила ей душу и подруга дала ей дельный совет. Егора она не о чем расспрашивать не стала, накормила ужином и пошла спать.

Утром Таня проснулась в прекрасном настроении, за завтраком пела песни и просто вся светилась. Егор хотел по дороге на работу узнать причину такой перемены, но Татьяна сказала мужу, что пойдет на работу позже, так как у нее есть одно неотложное дело. Она поцеловала Егора, пожелала хорошего дня, и отправила на работу, ничего не понимающего мужа.

Поднимаясь по лестнице, Таня еще раз прокрутила в уме свой монолог, повернула ключ в замочной скважине и вошла в квартиру. Первое, что удивило ее, это громкая музыка, доносившаяся из комнаты больной. Тихонько раздевшись, Таня на цыпочках прошла по коридору.

— Здравствуйте, Екатерина Ивановна, — сказала она, заглядывая в комнату. Я вижу, вы сегодня себя намного лучше чувствуете, чем вчера, — Таня уже не могла скрывать свое негодование.

— Здравствуй Танечка, проходи, чего торчишь в дверях, — сказала бабушка, выключая проигрыватель.

Екатерина Ивановна бережно убрала пластинку обратно в конверт, и закрыла проигрыватель.

— Не люблю я ваши новомодные диски, вот Егор мне достал проигрыватель и мои любимые пластинки.

— Вы знаете, Екатерина Ивановна, я когда, к вам шла такую речь сочинила, а вот пришла и не знаю с чего начать, — сказала Таня, глядя в окно.

— А ты начни с главного, — ответила Екатерина Ивановна, — ты же вот думаешь, какая вредная старушка, вчера всех на ноги подняла своим приступом, а сегодня вон пластинки слушает…

Таня быстро повернулась, взяла стул, который стоял около окна и села рядом с кроватью.

— Екатерина Ивановна, я видимо не устраиваю вас, как жена вашего внука, вы вот ожидали кучу правнуков, а тут попалась такая невестка, — Таня на минуту остановилась, чтобы перевести дыхание и чтобы справится со слезами, которые уже подкатили к глазам. Я деток хочу не меньше, чем Егор, и может это наш шанс удочерить девочек и стать настоящей семьей. Или вы думаете, что Егор станет счастливее без меня?

— Глупая ты девчонка, я то вижу, как Егор тебя любит и думаю, что ты его тоже. Только вот вы сейчас все на эмоциях, детки, семья. А вы подумали, что жизнь это не один день и детки это не куклы, захотели взяли, надоели отдали.

Таня слушала Екатерину Ивановну и никак не могла понять, что она хочет сказать.

— Екатерина Ивановна, — сказала Таня, вытирая слезы, — почему вы так говорите, мы понимаем, что они будут с нами всегда.

— Вы молодые, и все еще может наладится, родишь своего ребеночка, а девочек тогда куда?

— Нет, бабушка, не рожу я сама, — грустно ответила Таня, — а если уж и произойдет такое чудо, я всегда хотела много детей.

Екатерина Ивановна очень внимательно посмотрела на Таню, покачала головой и сказала.

— Не знала я, что все так серьезно. Думала просто блажь вам в голову пришла. Только помните, что бы ни случилось Ирочка и Анечка ваши дочки и вам заботиться о них всю жизнь.

Таня удивилась, что Екатерина Ивановна помнит имена, которые они дали девочкам, хотя ей казалось, что в тот вечер она даже их не слушала.

— Екатерина Ивановна, а почему вы были так категорически против удочерения, — спросила Таня.

— Бабушка мне нравится больше, так сильно официально, — хотела она перевести разговор в другое русло, но увидев вопросительный взгляд Тани продолжила. Мой Петя, царствие ему небесное, был приемыш, так он всегда говорил. Он после войны сиротой остался, вот его и усыновила одна бездетная семья. Батька его любил, а вот матери он не пришелся по нраву, всегда она была им не довольна. А когда она все-таки родила своего сына, так и вовсе начала куском попрекать. Он мне, когда про свое детство рассказывал, у него слезы наворачивались. Поэтому я и говорю, мало удочерить, нужно еще вырастить и любить всегда, чтобы не случилось.

Таня просидела у бабушки весь день, она позвонила на работу и отпросилась, объяснив тем, что ей нужно присматривать за больной родственницей. Они пили чай, болтали, Таня узнала много новых подробностей из жизни Егора. Когда она шла домой, то все думала над словами Екатерины Ивановны, детей нужно любить всегда, не смотря ни на что.

Вечером Таня приготовила праздничный ужин и села ждать мужа.

— По какому поводу праздник, — спросил взволнованный Егор, — ты мне еще не объяснила, какое у тебя неотложное дело было?

— Мой руки, и все узнаешь, — ответила с игривой улыбкой Таня, давно у нее не было такого хорошего настроения.

За ужином Таня рассказала Егору о своем разговоре с Екатериной Ивановной, какая у него замечательная бабушка и что они могут спокойно удочерять девочек, потому что бабушка не против.

Вторая неделя подходила к концу, но от заведующей Домом Малютки не было никаких известей. Вечером в пятницу Нина Федоровна тоже не позвонила, Таня начала нервничать, когда же, и в понедельник, заведующая не позвонила, Таня решила, что во вторник утром позвонит сама. Всю ночь она плохо спала, ее мучали кошмары, повторялся один и тот же сон.

Она стоит около окна, поглаживая свой округлый животик, разговаривает с малышом, который совсем разбаловался и пинает мамочку изнутри. И тут она слышит голос медсестры.

— Шевцова, тебя уже давно ждут в родовом зале, почему ты еще в палате.

Читать далее>>>

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *