Найти свой путь


1 часть повести «Найти свой путь»
2 часть повести «Найти свой путь»
3 часть повести «Найти свой путь»
4 часть повести «Найти свой путь»
5 часть повести «Найти свой путь»
6 часть повести «Найти свой путь»
7 часть повести «Найти свой путь»

Ее сажают на каталку и везут по большому коридору, сколько же много поворотов, когда наконец закончится этот коридор. Вот и родовой зал. Медсестра помогает Тане спуститься с каталки, и здесь она понимает, что живота у нее больше нет, но и ребенка ей не отдают.

— Рано вы милочка к нам пришли, рано, — говорит врач.

В этот момент Таня проснулась, и увидела испуганного Егора.

— Ты кричала во сне, кошмар приснился, — спросил он, обнимая Таню за плечи.

— Да, просто страшный сон, — сказала она и заплакала.

Утром, Таня сразу позвонила Нине Федоровне.

— Здравствуйте, Нина Федоровна, какие новости по нашему делу, — спросила она, едва сдерживая волнение.

— Татьяна Александровна, у меня для вас не очень хорошие новости. Не буду ходить вокруг, да около, оказалось, что мама девочек не написала отказную, она просто оставила их в роддоме и ушла.

— И что же теперь будет, — сквозь слезы проговорила Татьяна.

— Танечка, ничего, что я вас так называю, вы успокойтесь, здесь как говориться, слезами горю не поможешь. Да и разговор не телефонный, я сама только узнала эту новость. Приезжайте с Егором Сергеевичем ко мне, и мы все с вами обсудим.

Таня, смогла только кивнуть головой, она положила телефон, слезы ручьем бежали по щекам, и она не могла сказать ни единого слова.

Егору ничего не оставалось, как позвонить на работу и отменить на сегодня тренировки, он не мог оставить жену в таком состоянии одну.

После чая с ромашкой, Таня немного успокоилась, посмотрела на Егора глазами полными отчаянья и сказала почти шепотом,

— Мы не сможем удочерить девочек, — и опять разрыдалась.

— Таня, успокойся, и расскажи, что тебе сказала Нина Федоровна, — просил Егор жену, но она повторяла только одно, и тоже.

— Мы не сможем их удочерить…

Егор решил не давить на жену и сам позвонил заведующей. Она сказала ему то же самое, что и Татьяне и предложила приехать и поговорить у нее.

Тренировки на этот день он отменил, поэтому дал Тане успокоительное, уложил в кровать, дождался пока она уснула, и поехал в дом малютки.

В кабинете Нины Федоровны сидели две женщины, но как только Егор вошел, они сразу вышли.

— Здравствуйте Нина Федоровна, сказал Егор, — Тане совсем плохо, я ее дома оставил, пусть поспит, придет в себя. Что совсем нет никакой надежды в нашем деле. А что же будет с девочками.

— Егор Сергеевич, присаживайтесь, я вот только сейчас разговаривала с нашим юристом и врачом. Совсем не понятно, как могли упустить такой важный момент. И опека молчала, что нет отказной.

Она посмотрела на Егора, и увидела в его взгляде мольбу о помощи. Ей еще с самой первой встречи стало понятно, что эта молодая пара очень привязалась к девочкам, и они станут для них отличными родителями.

— Видите ли, по закону, для усыновления, мать должна отказаться от детей или ее должны лишить родительских прав. Наша, горе мамаша, просто оставила девочек в роддоме и ушла, никто из персонала даже не знал об этом.

— А сколько уйдет времени, чтобы лишить ее родительских прав, — с надеждой спросил Егор.

— Не меньше полугода, там много бумажной волокиты, суд, в общем долго. Я не хотела вас обнадеживать, но как оказалось, мамашка несовершеннолетняя и находится на попечении старшей сестры. А у той, двое своих детей, и еще непутевая сестра. Если она напишет, что не возьмёт опеку над двойняшками, то можно будет вам их удочерить.

После этих слов, Егор готов был прыгать и кричать, он с трудом удержался, чтобы не соскочить с места.

— Спасибо вам Нина Федоровна.

— Пока еще не за что, — сказала она строго, — вот так и думала, что не нужно пока говорить. Егор Сергеевич, вы хотя бы пока Татьяне Александровне не говорите, потерпите два дня. Как только все станет известно, я вам сразу позвоню.

Егор закивал, — да конечно, она так переживает.

— А то может вам других деток подобрать, — неуверенно спросила Нина Федоровна.

— Нет, об этом не может быть и речи. Это же дети, а не товар в магазине.

— Я приблизительно так и думала. Ну, будем надеяться, что все будет хорошо.

Егор попрощался с Ниной Федоровной и поехал домой. Всю дорогу до дома он думал, сказать Тане о том, что сказала ему заведующая или промолчать.

Когда он зашел в квартиру и увидел Таню, она сидела за столом в кухне, закутавшись в плед, а перед ней стояла кружка с остывшим чаем. Ее глаза были опухшие от слез, и она казалась такой маленькой и беззащитной.

Он подошел к жене, сел рядом, обнял ее, и, смотря ей в глаза сказал, — Танюш, наши девочки будут с нами. Ты знаешь, их мамашка, она несовершеннолетняя и находится на попечении у своей сестры. И если она напишет отказ от двойняшек, а она напишет, потому что у нее двое своих детей, то мы сможем удочерить Анечку и Ирочку. Не плачь, все будет хорошо.

Он крепче обнял жену, и ему оставалось только верить, что все так и будет.

Звонок раздался рано утром.

— Егор Сергеевич, здравствуйте, это Нина Федоровна, извините, что рано, просто понимаю в каком сейчас состоянии Татьяна Александровна.

— Здравствуйте, Нина Федоровна, ничего страшного, мы уже не спим, что то новое по нашему делу.

Таня не могла слышать, что говорит Нина Федоровна, но она видела, как изменилось лицо мужа. Он поблагодарил заведующую, положил телефон, и когда он повернулся к Татьяне, она уже знала, что ему сказала Нина Федоровна.

Суд назначили на ближайший понедельник, потому что все документы были готовы. Нина Федоровна объяснила, что будет на суде, как нужно отвечать и что сказать прокурору и судье. Несмотря на эту подготовку, Таня и Егор очень сильно переживали и боялись, что откроется какая-нибудь еще тайна и им не разрешат удочерить девочек.

Татьяна каждый день просиживала за компьютером и искала похожие истории, но их или было мало, или об этом не распространялись. Это и понятно, каждый приемный родитель, хотел сохранить усыновление в тайне.

Недаром, понедельник называют тяжелым днем. С самого утра у Татьяны просто все валилось из рук, завтрак она сожгла, кофе пересластила, и в довершении, разошлась молния на ее любимом платье, в котором она хотела идти в суд.

— Егор, ну ты видишь, что все идет не так, неужели нам не отдадут девочек, — Таня села на край кровати, и уже хотела расплакаться.

— Таня, у нас был не простой год, ты очень устала, да еще сегодня ночью почти не спала. А что касается твоего любимого платья, так оно мне никогда не нравилось. У нас все будет хорошо, нельзя сдаваться, нас ждут два маленьких ангела, они нам верят. Поэтому, иди, переоденься и поторопись, нам пора выходить, если ты, конечно, не хочешь опоздать на суд, — и Егор показал ей на часы.

Больше не на минуту не сомневаясь в правильности своих решений, она убежала переодеваться, а вернулась, та прежняя Таня, смелая и сильная.

В суде, их ждали Нина Федоровна, Ольга Николаевна, и сотрудница органов опеки. Они еще раз повторили, то о чем может спросить их судья и прокурор, Таня спросила, как ее девочки, перевели ли Анечку в общую палату.

В этот момент, вышла секретарь и пригласила их в кабинет. Судья, пожилая женщина, сидела за столом у окна, рядом с ней сидел прокурор, мужчина лет тридцати. Секретарь показала куда сесть, и сама села за компьютер, вести протокол заседания.

— Прошу всех встать, — сказала судья, — слушается дело об удочерении.

Таню и Егора, попросили представиться, рассказать, почему они решили удочерить девочек. Потом, на вопросы судьи и прокурора отвечали Нина Федоровна, и сотрудница органов опеки. Последняя выступала Ольга Николаевна, она рассказала о состоянии здоровья двойняшек при рождении, и на настоящий момент. После всех этих выступлений, судья опять попросила встать Егора и Татьяну, и поинтересовалась, они все так же хотят удочерить девочек и понимают, какую ответственность берут на свои плечи. Перед тем, как вынести решение, судья дала последнее слово Татьяне и Егору.

— Уважаемый суд, — сказала Таня, и голос ее немного дрогнул, она набрала полную грудь воздуха и продолжила, — я понимаю, что только вы сможете решить, будем мы родителями Анечки и Ирочки или нет. Мы рассказали вам всю свою историю, ничего не утаив. Долгое время мы пытались стать родителями, но нам этого так и не удалось. Решение удочерить не было спонтанным и необдуманным. Как только я увидела девочек, я почувствовала какую-то связь, между мной и этими малышками. С каждым днем эта связь крепла и вот, когда оказалось, что для удочерения не хватает какого-то одного документа, я думала, что просто умру. Я не смогу жить без своих девочек. Пусть, не я их биологическая мать, но я чувствую, что это мои дочки, просто так получилось, что родила их другая женщина. У меня все, — и Таня смахнула слезинку, которая предательски повисла на реснице.

Егор встал, обвел всех взглядом и сказал, — что тут еще можно добавить, я так же, как Татьяна очень хочу подарить девочкам семью, у меня все уважаемый суд.

Совещание судьи и прокурора длилось не более десяти минут, после чего всех опять пригласили в кабинет. Судья зачитала длинное постановление, из которого следовало, что Тане и Егору разрешается удочерить девочек и забрать их из Дома Малютки они могут сегодня.

Радости Татьяны и Егора не было предела. Они поблагодарили Нину Федоровну,  Ольгу Николаевну и работницу опеки.

На часах было два часа дня, забрать малышек они могли до шести вечера, а у них не было вещей для девочек. Таня и Егор решили не испытывать судьбу и не торопиться покупать вещи для детей, пока не будет решения суда.

Первым делом, они позвонили родителям и сообщили, что они теперь бабушки и дедушки. Ничего толком не объяснив, они побежали по магазинам покупать самое необходимое, чтобы забрать малышек.

В Доме Малютки, им выдали кучу бумаг, предписаний и наставлений, а самое главное, дочек, Анечку и Ирочку. Медсестры помогли одеть девочек, хоть Таня и тренировалась одевать кукол, сейчас руки ее не слушались.

Уже под вечер, счастливая семья добралась домой, где их ждали родители Тани и Егора. Из короткого разговора они смогли понять только одно, суд прошел успешно и Таня, и Егор теперь счастливые родители.

— Нужно было удочерять четверняшек, тогда бы каждому по внучке было, — с улыбкой сказал Егор, глядя на то, как бабушки и дедушки играли с малышками.

— Завтра поедим знакомить их с прабабушкой, — сказала Таня, обнимая мужа.

Родители помогли Тане и Егору накормить и искупать внучек, и довольные отправились домой. Девочки уже уснули, а Таня и Егор все стояли  и смотрели, как сопят их маленькие дочки. Завибрировал телефон, и Таня прочитала смс от Наташи, — поздравляю, Мамочка.

Молодым родителям предстояло пройти еще через многое; первый зубик и первые шаги, первое слово и первый класс, первая любовь и первое разочарование. Но они были вместе и они нашли свой путь.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *